Кредит на обучение, это неплохой выход

Кредит на обучение, это неплохой выход.

Это неплохой выход для тех, кто не поступил на бюджетные места, но хочет учиться, считает ректор МГУ Е. ОЯ: Здравствуйте, сегодня у микрофона Елена Оя. У нас в гостях ректор Московского государственного университета им. Ломоносова Виктор Садовничий . Виктор Анатольевич, здравствуйте! Большое спасибо, что уделили нам время.

Е. ОЯ: Здравствуйте, сегодня у микрофона Елена Оя. У нас в гостях ректор Московского государственного университета им. Ломоносова Виктор Садовничий. Виктор Анатольевич, здравствуйте! Большое спасибо, что уделили нам время.

В. САДОВНИЧИЙ . Здравствуйте.

Е. ОЯ: Мы встречаемся в преддверии большого праздника, Татьяниного дня. Как лично вы отмечаете этот праздник.

В. САДОВНИЧИЙ . Татьянин день — день рождения Московского университета, для меня это тоже праздник, и у нас есть традиция. Празднование начинается задолго. Ряд мероприятий университета приурочен к этому: встреча с академиками, вручение дипломов заслуженным преподавателям, профессорам, сотрудникам, награждение молодых стипендиями и, наконец, мы подойдём к 25 числу, где всё будет проходить согласно традициям. Всё по минутам: утром служба в Татьяниной церкви, потом я буду участвовать в рождественских чтениях, затем будет торжественное заседание в актовом зале, торжественная речь ректора, которая будет посвящена определённой тематике из истории университета, выступление высоких гостей, трогательные речи. Будут присутствовать студенты, по окончании торжественного заседания пройдёт чаепитие — и так пройдёт весь день.

Е. ОЯ: Ваша семья участвует в этих мероприятиях или у вас есть ещё отдельный семейный праздник.

В. САДОВНИЧИЙ . Семья как-то само собой участвует, потому что мои дети все математики, и двое из них связаны с университетом. Сын — профессор университета, а дочка — доцент университета, они преподаватели математики. А третья дочка моя преподаёт по часовой, как говорится в университете. И все они члены коллектива и так или иначе участвуют в этих празднествах, так что вся моя семья связана с университетом. Супруга моя окончила этот университет и хорошо понимает наши дела.

Е. ОЯ: Это очередной повод поговорить об образовании. Вы известны как противник ЕГЭ. Изменилось ли ваше отношение к этому экзамену.

В. САДОВНИЧИЙ . Я бы сказал, я не сторонник. Я не считаю, что таким разовым испытанием, пусть и точным, можно определить судьбу, ведь ЕГЭ часто определяет судьбу. По ЕГЭ почти все университеты берут студентов. Дальше они идут учиться. Может быть, они ещё не разобрались, по какой науке или специальности они должны учиться, но такова жизнь, и они учатся. Я считаю, что ребят надо искать ещё в школе — их способности, талант. И в связи с этим я вспоминаю слова Кикоина, сказанные им ещё в 1960-х годах, это один из наших выдающихся учёных — физик, академик, замруководителя атомного проекта. Он сказал, что будущие герои, звёзды этих героев, академики, инженеры — всё это богатство лежит в школьном ранце. И задача — извлечь это богатство из школьного ранца. То есть ещё в школе надо стараться увидеть талант. Увидеть, к чему склонен ребёнок, и что из него, возможно, получится как специалиста, помочь, сориентировать, и тогда уже он достигнет наивысших высот. Поэтому конечно нужен более тонкий отбор в учёбу, более тонкий инструментарий. Я предложил олимпиады. Они ищут таланты. Почему бы не проводить их по всей России в каждой школе? Я предлагаю разные конкурсы, портфолио как можно больше учитывать. Школьное сочинение, школьные достижения, можно и грамоты, и так далее. Всё это надо накапливать и смотреть, потому что это богатство ученика. Он к 11-му классу прошёл путь, он трудился, у него есть портфолио, нельзя это просто забыть. Я был и сторонником возвращения медали и аттестата с отличием, чтобы он играл роль при поступлении. Он робко, но возвращается. Сейчас за аттестат с отличием мы имеем права прибавить 5 баллов к общей сумме баллов по ЕГЭ. Я считаю, что это маловато, можно и больше, потому что это отличие за 11 лет. Таким образом, я считаю, что инструментарий должен быть более тонким.

Е. ОЯ: Планируются ли в университете какие-либо преобразования? Допустим, новые факультеты или новые направления, которые ещё не охвачены.

В. САДОВНИЧИЙ . У нас прошло заседание учёного совета и ежегодное собрание коллектива университета. Мы говорили о перспективах. Скорее всего, у нас появятся и высшие школы, то есть, новые факультеты, и у нас есть предложение о комплексах со стороны Академии наук. Возникнут комплексы, институты Академии наук и факультеты Московского университета. Уже имеется несколько таких предложений, мы их обсудили в первом чтении, и я надеюсь, что скоро появятся приказы, структуры, новые комплексы и высшие школы по приоритетным направлениям.

Е. ОЯ: К сожалению, в данный момент мы не можем не говорить о сложной экономической ситуации, с которой столкнулась наша страна. Как это отразится на университете, в частности на бюджетных местах.

В. САДОВНИЧИЙ . Конечно, идёт сокращение бюджета, и Московский университет попадает в этом году тоже — 10% было снято с бюджета. Но мы защитили статьи, которые являются основными: стипендия, зарплата, некоторые социальные направления, и считаем, что коллектив должен пройти эти трудные годы, и мы не хотим ужимать основную деятельность — и приём, и зарплату, и самочувствие коллектива максимально постараемся сделать. Пока мы сокращаем статьи, связанные с ремонтом, покупкой оборудования, строительством — то, что, можно отложить на год-два. Конечно, непростые времена, но мы обязаны, это наша миссия — собраться и пройти.

Е. ОЯ: Насколько я знаю, может, я ошибаюсь, с 2004 года есть программа обучения в кредит в университете. Сейчас, если молодые люди столкнуться с какими-либо проблемами по объективным причинам, будет ли университет идти им навстречу.

В. САДОВНИЧИЙ . Да, это одна из наших идей, и сначала это были просто частные спонсоры, кто давал кредиты, потом после обсуждения в правительстве, в котором я участвовал, это стало поддерживаться государством, были определены те банки, которые дают такой кредит. Это, на мой взгляд, неплохой выход для тех, кто не поступил на бюджетные места, но хочет учиться. Вернуть такой кредит нужно через 10 лет, то есть, человек уже может пойти и поработать. У нас есть такая категория ребят, которые брали кредит. Мы всячески призываем брать кредиты, если человек хочет учиться, но не может сейчас заплатить. Надеемся, что мы сможем всегда относиться с вниманием к таким ребятам, понимая, что они очень хотят учиться.

Е. ОЯ: Речь идёт об отсрочке оплаты.

В. САДОВНИЧИЙ . Это не мы решаем, это решает банк. Но условия кредита, которые для высшей школы, — погашение в течение 10 лет.

Е. ОЯ: МГУ поднялся в мировых рейтингах, это действительно достойный результат. Почему так произошло? Что изменилось.

В. САДОВНИЧИЙ . Работа коллектива. И потом, бывали случаи, когда мы просто не обращали внимания на отдельные учётные действия. Скажем, публиковали, не указывая, при публикациях статей не подписывались, что сотрудник университета, старались публиковать в тех журналах, где быстрее и легче, а в рейтинговых журналах труднее опубликовать. И когда все эти задачи были сформулированы, многие стали учитывать, что для того, чтобы поднять рейтинг, надо выполнять определённые правила. Ну, и, конечно, интенсифицировали работу. Это заслуга людей, коллектива, они откликнулись на то, что МГУ должен показывать себя. Но о рейтингах это отдельный разговор, но мы просто говорим о том, что мы действительно поднимаемся.

Е. ОЯ: Сколько у нас институтов и сколько необходимо университетов? Я знаю, что МГУ сейчас расширяется, новые корпуса вы планируете строить. Но нужны ли нам ещё институты, которые были бы тематическими? Определённые отрасли в стране.

В. САДОВНИЧИЙ . Сейчас идёт обратный процесс объединения и укрупнения, и он диктуется, в том числе, экономическими вопросами. Здесь, конечно, надо быть осторожным, то есть, есть университеты, которые, может быть, небольшие и не такие заметные, но они очень нужны, у них есть уникальная школа. И надо быть очень осторожными, чтобы не загубить те уникальные школы, те достижения, которые есть. Этот процесс не должен быть автоматическим и бумажным по определению. Его надо тщательно продумать. Насчёт создания новых институтов — сейчас такой вопрос перед высшей школой вряд ли будет стоять. Скорее всего, могут меняться названия, и, скорее всего, будет идти процесс укрупнения. Но хочу повторить, что здесь тоже нужно думать и не перебрать, чтоб потому не жалеть.

Е. ОЯ: Сейчас очень много говорят о кризисе математического образования именно в школе. Удаётся ли вузам сократить эту дистанцию и немножечко выровняться, чтобы это не влияло на специалистов? Или всё-таки этот пробел остаётся, и он должен быть заполнен.

В. САДОВНИЧИЙ . Я вчера выступал на заседании совета по науке и технологиям в Кремле и говорил о школе и как раз говорил о том, что задача каждого ведущего университета, крупного университета, сильного университета — курировать или иметь школу, где бы профессора университетов преподавали, жили вместе с этой школой одной душой и готовили будущее. Без этого мы не сдвинемся. Именно там будущее нашей страны. Мне кажется, это выступление было выслушано со вниманием. И конечно, вы правы, что математическое образование является главным, и многие страны уделяют ему первостепенное значение. К сожалению, у нас иногда бездумно к нему относятся разные люди, которые считают, что они лучшие математики, они имеют возможность предлагать, делать преобразования и реформы, которые зачастую ведут к очень плачевным результатам. Я бы считал, что за математические реформы нужно браться только сверхграмотным, сверхсильным математикам и коллективно. Такие группы математиков есть в Математическом институте им. Стеклова, в Московском университете, в других университетах, и я бы любое серьёзное изменение, затрагивающее, в том числе, школьное образование, не делал без коллективного совета с такими ведущими учёными. Именно они понимают, как рождается математика и математики. Это очень ответственно. Жаль, что зачастую активные люди, сами не достигшие ничего в математике, берутся за проведение таких реформ.

Е. ОЯ: Если говорить про рейтинг, о котором очень много говорили, каким он должен быть? Как он должен быть составлен, чтобы он принимался и у нас, и заграницей.

В. САДОВНИЧИЙ . Главное, чтобы он принимался, чтобы он был действительно международным, потому что самому себя оценивать это совсем другое. Для того чтобы это сделать, надо быть очень объективным и точным. Мы сделали такие предложения, передали их в союз ректоров, и мы считаем, что главным в критериях таких рейтингов должна быть востребованность специалиста работодателем, экономикой, обществом, нужность данного университета своей стране, региону, культуре, в том числе мировой, для того университет и делается, и нужно, чтобы университет готовил специалистов очень высокого качества. Чтобы на это качества никогда не было рекламаций, во время всей траектории работы выпускника. Конечно, должны быть и какие-то наукометрические показатели, научные публикации и так далее.

Е. ОЯ: Последний вопрос. Очень много говорят об изоляции страны, в Европе это сейчас модная тема. Почувствовал ли это университет.

В. САДОВНИЧИЙ . Не сильно. Надо сказать, что учёные общаются. На наших конференциях, где собираются тысячи участников, половина часто из других стран, учёные не воспринимают никаких решений о санкциях в науке или в общении, это невозможно запретить. Возможно, это сказывается на каких-то политических действиях, когда какой-то университет задействован в какой-то программе, и ему могут в этот момент запретить общение с нашим университетом, но я таких случаев не знаю. А то, что многие университеты и ректоры хотят приехать и общаются — это факт. И даже 25 января, в Татьянин день приедут в том числе и западные ректоры и будут участвовать в нашем торжестве.

Е. ОЯ: А зарубежные студенты как активно едут к нам.

В. САДОВНИЧИЙ . У нас их 6000. Здесь проблема не в санкциях, наоборот, сейчас зарубежным студентам очень выгодно ехать, потому что курс стал таков, что зарубежному студенту учиться в три раза дешевле, чем было раньше. Он же приезжает и платит в долларах, а у нас как была оплата в рублях, так и осталась. Поэтому надо три раза меньше долларов или евро. Дело в умении работать, в создании среды, агитации, это серьёзная работа, и, возможно, это отношение к нашей стране, различный негатив, могут влиять на выбор студента. Мы стараемся переубедить и сказать, приезжайте, мы рады, и у нас есть все условия.

Е. ОЯ: Будет ли подниматься плата.

В. САДОВНИЧИЙ . Мы не будем поднимать. Хотя законом разрешено — на инфляцию, но мы стараемся и этого не делать.

Е. ОЯ: Виктор Анатольевич, спасибо вам большое за то, что уделили нам время. Было очень приятно пообщаться.

В. САДОВНИЧИЙ . Вам спасибо.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Использование материалов РСМД на электронных ресурсах допускается только при условии указания ФИО автора, статуса «эксперта РСМД» и наличии активной и открытой для индексирования гиперссылки на НП РСМД не предоставляет право публикации на сторонних ресурсах фотографий и иллюстраций, размещенных на портале за исключением фотографий и иллюстраций, опубликованных в сервисе Flickr в официальном аккаунте НП РСМД. Использование материалов в печатных изданиях согласовывается по почте.

Мы в социальных сетях.